Сумчатый лев • Анна Новиковская • Научная картинка дня на «Элементах» • Палеонтология

На этой реконструкции изображена сцена, которая вполне могла произойти около пятидесяти тысяч лет назад на австралийских просторах. Большой рыжий кенгуру пал жертвой страшного хищника — сумчатого льва (Thylacoleo carnifex). Невероятно мускулистый, размером с ягуара, с бритвенно-острыми резцами и огромными когтями на больших пальцах передних лап, этот зверь был способен в одиночку умерщвлять жертв намного крупнее себя. Неудивительно, что описавший его в 1859 году британский палеонтолог Ричард Оуэн дал этому существу имя Thylacoleo carnifex, что переводится как «сумчатый лев-палач».

Тилаколео не был близкой родней других хищных сумчатых, к которым относится самый крупный ныне живущий сумчатый хищник — тасманийский дьявол (см. картинки дня Сохранение тасманийского дьявола и Дьявольские гастроли) и относился вымерший всего около ста лет назад сумчатый волк, или тилацин (см. картинку дня Бенджамин, последний сумчатый волк). Сумчатый лев принадлежал к отряду двурезцовых сумчатых (хотя и выделяется в отдельное семейство), а значит, кузенами свирепому хищнику приходятся кенгуру, вомбаты и коалы.

Средний вес сумчатого льва оценивается в пределах от 101 до 130 килограммов (примерно таких же габаритов достигают нынешние пумы и ягуары), рост в холке — до 70 сантиметров, общая длина тела — до полутора метров. Это был последний и самый крупный представитель своего рода, возникшего около двух миллионов лет назад и вымершего около 45 тысяч лет назад.

Сходство с «царем зверей» у сумчатого льва проявлялось лишь в размерах и форме черепа, который, в отличие от черепа того же сумчатого волка, укорочен и больше напоминает череп кошки. У него были относительно короткие челюсти, что не типично для сумчатых хищников, и это позволяло тилаколео развивать необычную силу укуса. Было подсчитано, что зверь весом 110 килограммов развивал почти такую же силу укуса, что и 295-килограммовый африканский лев! У ягуара, сравнимого с тилаколео по размерам, сила укуса почти в полтора раза меньше, а значит, причина такой аномалии кроется не только в коротком черепе животного, но и… в его мозгу. Дело в том, что у современных плотоядных млекопитающих обычно довольно крупный мозг: его размер не дает развиться мощным костям, необходимым для прикрепления мышц, увеличивающих силу укуса. У тилаколео же, напротив, мозг был сравнительно невелик, а вот мускулатура, приводящая в движение челюсти, должна была быть невероятно мощной.

Заслуживают внимания и зубы хищника, подобных которым вы не увидите больше ни у одного плотоядного млекопитающего. У тилаколео были необычайно крупные хищные зубы, сформированные из разросшихся премоляров, увеличенные резцы, функционировавшие наподобие клыков, а вот клыки, напротив, были небольшими и не слишком острыми, поэтому едва ли играли значительную роль в разделке добычи.

Трехмерное моделирование на основе компьютерной томографии черепа сумчатого льва показало, что этот зверь не мог использовать «классический» прием своего плацентарного тезки при умерщвлении добычи — удушающий укус, — поэтому вместо этого применял силу своего укуса, чтобы, пробив нижними резцами прочную шкуру, почти мгновенно раздавить трахею и повредить главные кровеносные сосуды. Единственным недостатком подобного способа умерщвления было то, что он был «заточен» на относительно крупных жертв, поэтому, в отличие от современных кошек, тилаколео был плохим охотником на мелких животных.

Помимо мощного укуса, тилаколео также примечателен и другими особенностями строения скелета, в которых кроются намеки на довольно непривычный для современных хищников образ жизни. Во-первых, судя по строению позвоночника и таза (которое предполагало наличие жесткого мускулистого хвоста), тилаколео был не полностью четвероногим, и время от времени он мог, подобно кенгуру, стоять или сидеть на задних лапах, высвобождая передние конечности, скажем, для манипуляций с куском мяса. Во-вторых, судя по строению таза, способности широко разводить в стороны передние конечности и полупротивопоставленным большим пальцам лап, тилаколео мог хорошо лазить по деревьям или карабкаться на крупные туши своих жертв: в этом отношении он больше напоминал современных коал, которые проводят среди ветвей большую часть своей жизни. В-третьих, тилаколео не был хорошим бегуном: судя по пропорциям конечностей и лопаток, в этом отношении сумчатые львы напоминали нынешних тасманийских дьяволов, которых никак нельзя назвать излишне резвыми хищниками.

Вероятно, будучи массивным и небыстрым животным, тилаколео был засадным охотником, который либо подкрадывался к добыче и запрыгивал на нее, либо подкарауливал жертв, сидя на дереве, после чего обрушивался на них сверху. Изучение стабильных изотопов углерода в ископаемых зубах сумчатого льва показало, что как минимум в Восточной Австралии этот зверь предпочитал лесные местообитания. Тем не менее, поскольку остатки тилаколео находят и в более засушливых регионах, возможно этот зверь вел довольно разнообразный образ жизни, как и нынешние львы, обитающие не только в африканских саваннах (а также в пустыне — см. картинку дня Пустынные львы), но и в индийских лесах.

Впрочем, жизнь тилаколео на открытых пространствах могла быть не самой простой, ведь он не был ни единственным, ни даже самым крупным хищником в Австралии, и бок о бок с ним жили другие плотоядные, существенно превосходившие его габаритами. В частности, на равнинах угрозу для сумчатого льва мог представлять гигантский варан мегалания (см. картинку дня Великие бродяги Австралии), который, по самым скромным оценкам, был размером с современного комодского варана, а возле крупных источников воды стоило опасаться и квинканы, сухопутного крокодила.

Возможно, охотясь на открытых пространствах, сумчатый лев всё равно был привязан к деревьям и, подобно леопарду, прятал свою добычу среди ветвей, чтобы она не досталась гигантским рептилиям. Также, опасаясь хищников, сумчатые львы могли искать надежные укрытия и для того, чтобы выращивать потомство: судя по следам когтей на стенах некоторых пещер в Западной Австралии, тилаколео нередко спускались под землю, а учитывая обнаружение самки сумчатого льва с двумя разновозрастными детенышами, можно предположить, что эти хищники, подобно тилацинам, оставались некоторое время с матерями даже после того, как покидали сумку.

Предполагается, что на вымирание сумчатого льва, как и прочей австралийской мегафауны, повлияли два основных фактора: изменения климата и деятельность человека (люди появились в Австралии около 50 тысяч лет назад). Тем не менее единого мнения на этот счет пока нет (см. Главной причиной позднечетвертичного вымирания все-таки были люди, а не климат, «Элементы», 9.06.2014 и Изменения климата не были причиной массового вымирания австралийских животных, «Элементы», 5.02.2007), и вполне возможно, что в разных частях Австралии исчезновение тилаколео произошло по разным причинам. В любом случае, несмотря на популярный среди туристов миф о «падающем медведе» (см. Drop bear), который последователи криптозоологии считают доказательством выживания тилаколео, этот хищник исчез с просторов своего родного материка почти сорок пять тысяч лет назад, прервав уникальную генетическую линию и навсегда лишив Австралию крупных млекопитающих хищников.

Рисунок Романа Учителя с сайта forum.zoologist.ru.

Анна Новиковская

от mejor meta

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *