«Пухлый дракон» • Анна Новиковская • Научная картинка дня на «Элементах» • Палеонтология

На реконструкции изображена пара балауров (Balaur bondoc), живших в меловом периоде на территории современной Центральной Европы. Остатки костей балаура нашли в 2009 году в Румынии. Ученые, увидев на задних лапах по два гигантских когтя, без малейших сомнений отнесли его к дромеозавридам — разнообразной группе хищных динозавров, самой известной особенностью (аутапоморфией) которых являются увеличенные серповидные когти на задних лапах.

Род назвали в честь Балаура, драконоподобного чудовища из румынской мифологии, чем-то напоминающего Змея Горыныча — такого же многоголового и иногда крылатого. Слово же bondoc (видовое название этого балаура) в румынском языке используется для описания пухлого, неуклюжего существа. Дело в том, что уже при первичном описании ученые обратили внимание на одну особенность животного, не свойственную «классическим» дромеозавридам, — его необычайно крепкие и относительно короткие задние лапы, придававшие животному коренастый вид. Вдобавок, судя по большим областям прикрепления мышц в тазовой области, балаур был довольно массивным животным, напирающим не на скорость, как другие мелкие дромеозавриды, а на силу.

Палеонтолог Зольтан Чики-Сава (Zoltan Csiki-Sava) из Бухарестского университета, руководивший коллективом ученых, описавшим балаура, назвал его анатомические особенности «драматическим примером аномальной морфологии у таксонов, обитающих на островах». Ведь в позднем меловом периоде, около 67 миллионов лет назад, балаур жил на огромном острове Хацег (Hateg Island), располагавшемся примерно на месте нынешнего румынского города Хацег.

Фауна острова Хацег была весьма причудливой даже по меркам эпохи динозавров: там жили карликовые зауроподы мадьярозавры (Magyarosaurus), размером не больше пони, и гигантские птерозавры хацегоптериксы, бывшие ростом с жирафа (см. картинку дня Крылатые чудовища древней Трансильвании), крошечные крокодильчики апрозухи (Aprosuchus ghirai) с дифференцированными зубами и причудливые зверьки литовои (Litovoi tholocephalos), обладавшие куполообразными черепами и едва ли самым крошечным мозгом в истории млекопитающих.

На этом фоне балаур казался лишь одним из многих — еще одним причудливым примером островной эволюции, умудрившейся неких потомков азиатских дромеозаврид (согласно филогенетическому анализу, проведенному Чики-Савой и соавторами, ближайшим из родственников балаура был знаменитый монгольский велоцираптор) превратить в нечто нелепо-коренастое, вооруженное удвоенным набором серповидных когтей. Лишь в 2013 году, через три года после первичного описания, мир снова вспомнил об этом животном — ведь в результате нового анализа выяснилось, что балаур не был ни дромеозавридом, ни даже динозавром, а был… птицей.

Точнее будет назвать это животное «авиалом» — птицей в широком понимании этого слова, или животным, более родственным нынешним птицам, чем любым другим динозаврам. В 2015 году вышло еще одно исследование, в котором балаур был определен в качестве сестринского таксона по отношению к пигостилиям (Pygostylia), к которым относятся конфуциорнисовые, энанциорнисовые и все современные птицы. После этого многие «уникальные» черты, присущие балауру, — например, сращенные кости конечностей и функциональный первый палец ноги с когтем, сопоставимым по размеру с когтем на втором пальце, — оказались вполне обычными и присущими многим видам авиал, таким как археоптерикс и конфуциорнис.

Таким образом, румынский балаур оказался не странным динозавром, а нелетающей птицей, утратившей способность к полету благодаря жизни на изолированном острове — что не раз случалось с птицами за всю их длинную эволюционную историю (см. картинку дня Додо, уникальный и… обыкновенный). Длиной около двух метров и весом порядка 16 килограммов, балаур был не больше домашней индейки, но если велоцираптор, имевший схожие габариты, чаще всего определяется как свирепый хищник, то в хищническом образе жизни балаура у ученых возникли некоторые сомнения. Дело в том, что двойные когти, которые якобы делали балаура плотоядным, были не так сильно загнуты, как у «классических» дромеозаврид: вполне возможно, что балаур использовал их не только (и не столько) на охоте, сколько для лазания по ветвям деревьев. Учитывая, что остатки этого животного были найдены неподалеку от окаменевшего древесного ствола, вполне возможно, что балаур жил в лесной местности и нередко сидел высоко над землей.

Также, в придачу к коренастому телосложению, у балаура были расширенные и загнутые назад лобковые кости, что обычно связывается с наличием более объемистого живота и длинного кишечника, — черты, не особо подходящие хищнику. Изначально предполагалось, что значительный вес позволял балауру, внезапно выскочив из засады, придавить добычу к земле и, хлопая короткими передними конечностями, удерживаться на ней, попутно разрывая жертву живьем.

Однако позже, по мере пересмотра филогенетического положения балаура, начали появляться гипотезы о том, что это животное было всеядным или даже полностью растительноядным! Среди хищных динозавров аналогичные балауру анатомические признаки — широкие таз и массивные ступни, — наблюдаются только у растительноядных теризинозавров (см. картинку дня «Ящер-косарь»), а среди остатков ближайших родственников «румынского дракона» — китайских птиц сапеорниса и жэхэлорниса, — были найдены различные семена.

К сожалению, поскольку череп балаура так и не был найден, сделать однозначные выводы о его диете всё еще не представляется возможным. И каким бы ни был его образ жизни, это было очень странное животное — одна из первых в истории вторично нелетающих птиц, вероятно, произошедшая от летающего предка и длительное время эволюционировавшая в замкнутом пространстве острова. Вполне возможно, что самая знаменитая особенность балаура — пара увеличенных когтей на каждой лапе, — также является последствием островной изоляции, поскольку виды, отрезанные от своих материковых родственников на островах, в большей степени подвержены генетическому дрейфу и эффекту основателя из-за небольшого эффективного размера популяции. Проще говоря, если среди предков балаура, уже утративших способность к полету, однажды появился мутантный фенотип с двойным набором когтей, при наличии даже минимального эволюционного преимущества (например, такие балауры легче сохраняли равновесие, сидя на ветвях) эта необычная анатомическая особенность могла довольно быстро закрепиться в популяции.

Несмотря на то, что от балаура сохранилось довольно много остатков — целых два неполных скелета, один из которых (более крупный) был представлен фрагментами передних конечностей, а второй сохранился почти полностью, исключая хвост и голову, — этот «пухлый дракон» всё еще хранит немало секретов, интригуя палеонтологов по всему миру. Чем он питался? Как жил? Был ли наземным конкурентом устрашающего хацегоптерикса, или представлял лишь одну из его жертв? Ответы на эти вопросы нам только предстоит узнать, как и ответы на многие другие вопросы с острова Хацег, удивительной страны карликов и гигантов, существовавшей на нашей планете на закате эры динозавров.

Рисунок © Emily Willoughby с сайта emilywilloughby.com, изображенный половой диморфизм — фантазия художника.

Анна Новиковская

от mejor meta

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *