Главное, чтобы костюмчик сидел • Виктория Шляховая • Научная картинка дня на «Элементах» • Арахнология

На фото — моя паучиха Аграфена Сколопендровна, для домашних просто Феня (иногда Глафира). Она — паук-птицеед бразильский белоколенный (Acanthoscurria geniculata). Запечатлен момент «потягушек», когда она приходит в себя после линьки.

Процесс этот сложный и ответственный. Паук к нему долго готовится, а хозяин паука переживает и пьет успокоительное. Не линять пауки не могут, иначе не вырастут. Мы с вами спокойно растем в высоту и ширину. Всё потому, что скелет наш спрятан внутри тела и расти нам удобно. А у паука твердые наружные покровы — экзоскелет, представленный кутикулой, состоящей из хитина. К экзоскелету прикрепляются мышцы, связки и внутренние органы. Панцирь не растет, а паук растет. Вот и приходится пауку периодически сбрасывать ставшее тесным «платье». Целиком сброшенный экзоскелет называют экзувием.

Птицеедам вообще сложно. Живут они долго: самцы года по три, самки — до пятнадцати лет и больше (зависит от вида). К слову, моя Феня 2013 года рождения. Поэтому и линять ей приходится много раз. Молодь — та вообще линяет раз в две недели. Растет не по дням, а по часам, быстро вырастает из одежек (родители маленьких детей поймут). Это и понятно: мелкие заинтересованы как можно быстрее вырасти до взрослых размеров, поэтому все процессы в их организме идут быстро.

По мере взросления физиологические процессы замедляются, период между линьками удлиняется, и взрослое животное линяет примерно раз в год. Пауки-долгожители, достигшие своих запланированных природой размеров, не растут, но всё равно продолжают линять раз в год, для того, чтобы поменять изношенную «одежку» на новую. Линька — это изнуряющий процесс, требующий много сил и энергии. Многие старые пауки гибнут во время линьки, у них на нее уже не хватает сил.

За регуляцию и стимуляцию линьки у членистоногих отвечает специальная группа гормонов — экдизоны. Владельцы пауков записывают, когда происходит линька их питомцев, и назовут вам возраст молодых пауков в линьках, а не в неделях или месяцах.

Феня начинает готовиться к смене гардероба заблаговременно. Отказывается от еды и не ест около трех месяцев. Обычно она очень рада, когда на ее территорию заходят сверчки: бежит к дорогим гостям с распростертыми объятиями, горячо обнимает их и сразу сует в рот. И вдруг она резко охладевает к еде. Сверчки безнаказанно разгуливают вокруг, пихаются, а паучиха только виновато отдергивает ноги: «Да-да, проходите, пожалуйста, чего вы толкаетесь?» И с каждым днем становится она всё тише и задумчивей. Уходит в себя, и внешние события ее не интересуют. В этот момент под старым «панцирем» формируется новый.

Как определить, что паук скоро перелиняет? Например, у светлоокрашенных видов — по пятну на «попе». С моей это не работает, потому что она темная. Так что это за пятно? Свежеперелинявший паук свеж, красив и пушист. Его брюшко покрывают волоски. Внешне паучок милый, и его хочется взять на ручки и погладить. Но это обман: волоски жесткие. В случае нападения птицееды счесывают эти волоски задними ногами. Волоски попадают нападающему в нос и глаза, это очень неприятно (проверила однажды на себе, меняя грунт в террариуме голыми руками). Пока враг прочихается и протрет глаза, паук успевает убежать. Постепенно «платье» изнашивается, на брюшке появляется проплешина — пятно светлого цвета. Когда новые покровы уже сформированы, а старые начинают отслаиваться, проплешина темнеет. Это сигнал хозяину: «Будь готов! Питомец скоро перелиняет».

Как хозяин может подготовиться к линьке питомца? Следить за влажностью. Влажность нужно поднять, но не переборщить. Слишком влажно — тоже плохо. Во время линьки животное теряет много влаги и может пересохнуть. Недостаток влажности может привести к тому, что «засохший» паук не сможет вытащить ноги из старой шкуры. Если такое произойдет, то застрявшие ноги будут оторваны. В дальнейшем они восстановятся, но для этого понадобится 3–4 линьки. Следить за температурой. Температура должна быть в пределах 22–28 градусов. Если холоднее, то процесс линьки замедлится. В природе проще: птицееды живут странах с влажным тропическим климатом, во влажных напочвенных подстилках.

Перед линькой Феня плетет специальный коврик из паутины, на котором будет линять. Всё-таки дело ответственное, требует чистоты. Коврик предохраняет «новое», уязвимое сразу после линьки тело паука от повреждений о жесткие частицы грунта и от инфекций. Потом паук переворачивается на спину. В таком положении удобно стаскивать с себя старые покровы. Ни в коем случае нельзя обратно переворачивать паука. Он не умер. Умерший паук никогда не упадет на спину (исключение — если он умер и упал с потолка). У мертвого паука только опадут «коленки». Он перестанет опираться на ноги, упадет на брюшко, а безжизненные конечности просто будут лежать вокруг, как охапка веревок.

И вот паук лежит на спине, горестно воздев ноги к небу. Панцирь на спине лопается, покровы брюшка разрываются с его боков, и «новый» паук начинает медленно стягивать с себя старое «платье». Очень медленно. В этот момент лучше заняться домашними делами, периодически подходить и смотреть, как идет процесс. Помогать не надо. Помочь не поможешь, а вот покалечишь точно.

Избавившись от экзувия, Феня отбрасывает его и продолжает лежать на спине. Не рекомендую забирать экзувий, пока паук не встанет на ноги. Иногда пауки жуют свою шкурку в области брюшка. Она влажная, и так они восполняют потерю влаги. Из шкурки получаются отличные паучьи чучелки. Все Фенины «платья» я раздала знакомым, которые занимаются с детьми и взрослыми биологически-экологическим просвещением. Теперь Фенины «платья» работают наглядным пособием.

Паук после линьки мягкий и уязвимый. В этот момент в одной емкости с ним не должны находиться кормовые насекомые, особенно сверчки. Они его покалечат, а то и загрызут. Немного полежав, Феня начинает делать зарядку — проверять конечности, поочередно сгибая и разгибая их. Это нужно, чтобы сочленения не закостенели и сохранили подвижность. Всё проверив и подсохнув, она переворачивается на брюшко и какое-то время сидит, сжавшись в комок. Двигаться она пока не может, так как ноги не готовы к работе и не слушаются. Когда ее окончательно «отпускает», она потягивается, красиво раскладывает ножки и отдыхает. Новый покров при этом растягивается, а внутренние органы расправляются. Меняются не только внешние покровы, но и кутикула, выстилающая сосательный желудок паука (ее можно увидеть на экзоскелете — это отросток в районе рта). Если во время линьки она повредится, паук не сможет нормально питаться.

Всё, процесс линьки закончился. Окончательно пришедшая в себя Феня наводит марафет: чистится, «причесывается». Но первое время двигается мало. Ждет, когда внешние покровы окончательно затвердеют, а внутренние органы начнут нормально функционировать.

Сразу после линьки кормить паука нельзя (хотя Феня и сама есть не будет). «Клыки» на хелицерах еще мягкие, белого цвета и при столкновении с хитином кормовых насекомых могут сломаться. Надо ждать, пока они станут черными и блестящими, как вороненая сталь. Тут у меня сложность. Феня не ручная, просто так ее не схватишь, чтобы перевернуть и посмотреть. Приходится ждать, пока она не повернется «зубами» к прозрачной стенке. Хотя она сама подает сигнал, что не прочь перекусить. Начинает заплетать всё паутиной и растягивать на каждом шагу сигнальные нити, о которые должна зацепиться потенциальная жертва.

Как-то во время очередной линьки с Феней приключилась беда. В начале 2019 года я не углядела ни за линькой, ни за микроклиматом. В результате моя Феня осталась без «зубов». Оторвала хелицеры. Обе. А без них она не может есть. Не может схватить и удержать живой корм. Я очень расстроилась: паук во цвете лет обречен из-за моей халатности. Все попытки накормить ее не увенчались успехом. Мотыль, мягкие гусеницы, подача еды с пинцета — всё безуспешно. Шприц ей в рот засунуть не получилось. Да и ноги у нее получились так себе. Какие-то усохшие и дистрофичные. Со всех сторон мне советовали не мучить животное. Но ведь пауки могут регенерировать оторванные конечности. И мы стали ждать. Феня злилась. Она была голодна и свирепа. Кидалась в сторону любого движения. Прошло девять месяцев вынужденной голодовки (даже больше, ведь перед неудачной линькой она тоже не ела пару месяцев) и Феня вновь перелиняла.

Беззубая Феня начала линять поздно вечером. Я переживала, следила, но потом всё-таки рискнула пойти спать. Ночью проснулась, побежала на кухню. Феня к тому времени уже закончила линять и успела перевернуться. Спросонья я насчитала у нее 17 конечностей. Решила, что 17 — это намного лучше, чем семь или пять. Значит, ничего не оторвала. Успокоившись, я ушла досматривать сны. Новая линька полностью привела в порядок моего паука: острые крепкие «клыки», красивые длинные ноги, а уж «мех» как хорош! Раньше, читая форумы любителей пауков, я удивлялась, что это здоровенные дядьки так переживают во время линьки за своих питомцев. Теперь всё понятно. Больше не удивляюсь.

К слову, моя мама Аграфену Сколопендровну сразу не полюбила: к обеду не звала, по имени-отчеству не величала. И постоянно спрашивала, когда же я избавлюсь от опасного питомца (хотя мама и паук не живут в одной квартире). Но стоило Фене остаться без зубов, мама прониклась к ней сочувствием. Очень жалела паука и переживала. Но как только Феня восстановила зубки, мама сразу сменила милость на гнев и снова зазвучало: когда да когда паука отдашь?

Фото Виктории Шляховой, Москва, август 2015 года.

Виктория Шляховая

от mejor meta

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *