«Гориллотапир» • Анна Новиковская • Научная картинка дня на «Элементах» • Палеонтология

Перед вами реконструкция вымершего животного халикотерия с детенышем.

Вообразите себе на минутку, что вы оказались в европейском лесу миоценовой эпохи, попав на 12 миллионов лет назад, и теперь пробираетесь к опушке, надеясь выбраться из чащи, прежде чем на вас из-за кустов набросится какой-нибудь амфиционид (см. картинку дня Собакомедведь) или саблезубый сансаносмил (Sansanosmilus) из семейства барбурофелид (см. картинку дня Барбурофелисы). Поглощенные мыслями о всесокрушающих челюстях и острых зубах, вы не сразу обращаете внимание на мерное чавканье, доносящееся спереди, и лишь когда потревоженный звуком шагов громадный зверь, похожий на гибрид тапира с гориллой, поворачивает в вашу сторону почти что лошадиную морду, вы наконец-то приходите в себя и отшатываетесь прочь! Впрочем, зверю вы откровенно неинтересны: убедившись, что мелкое двуногое не собирается нападать, он невозмутимо возвращается к поеданию листьев, пригибая самые лакомые ветви к земле с помощью длинных передних лап, вооруженных солидными когтями. Этот зверь и есть халикотерий (Chalicotherium, «галечный зверь»).

Немного успокоившись, вы задумываетесь, кому же может приходиться родней эта «химера», словно бы слепленная из нескольких малоподходящих друг другу частей. У зверя длинные передние конечности гориллы — может, он относится к приматам? Едва ли: присмотревшись, вы понимаете, что на его задних ногах имеются небольшие копыта, которых у наших родственников отродясь не было. А у кого из современных млекопитающих есть копыта? Логично, у копытных: парнокопытных, таких как козы, верблюды и бегемоты, и непарнокопытных, к которым относятся носороги, тапиры и лошади. Различий между ними довольно много, но одно из основных кроется в названии: у парнокопытных число пальцев, формирующих копыто, кратно двум, а у непарнокопытных — нет. Понаблюдав за халикотерием (и, на всякий случай, оббежав его кругом), вы, наконец, выясняете точное количество пальцев: на всех четырех лапах их ровно по три. Выходит, не зря форма головы этого животного напоминает пони: как и пони, халикотерий относится к непарнокопытным млекопитающим.

Подсчитывая число пальцев, вы неминуемо обращаете внимание на солидных размеров когти на передних лапах зверя, что больше пригодились бы хищнику, чем мирному пожирателю листвы. Впрочем, в этом деле халикотерий не одинок: множество растительноядных животных прошлого и настоящего, от теризинозавра (см. картинку дня «Ящер-косарь») до большой панды (см. картинки дня Московские панды и Циньлинская панда) имели и имеют крупные когти на лапах, которыми, как крюками, цепляют, сдирают или отрывают еду и подтягивают ближе к морде. Возможно, это позволяет таким животным экономить энергию: неподвижно сидя на месте, они объедают приличную территорию вокруг себя, не развивая для этого ни длинную шею, ни подвижный хобот.

Впрочем, в отличие от шеи, у таких когтей есть и недостаток: халикотерий не мог их втягивать, а потому, дабы не цеплять землю лапами и сохранять свой «инструмент» целым и острым, выучился ходить как горилла, опираясь не на ладонь, а на костяшки пальцев.

Задние ноги халикотерия притягивают существенно меньше внимания, чем передние: они довольно мощные и короткие, но внешне не особо отличаются от ног того же носорога. Тем не менее, в жизни халикотерия они играли не меньшую роль: мало того что на них приходился основной вес полуторатонного тела, так еще и при кормлении, когда животное садилось на задние ноги и принималось цеплять когтями ветки деревьев, задним лапам не доставалось больше никакой поддержки — но тем не менее, судя по строению таза и бедер, халикотерий мог долгое время сидеть в такой неудобной позе и неспешно кормиться. К слову, похожее строение задней части тела можно сегодня наблюдать у гелады — единственной обезьяны, пищу которой в основном составляют травы и семена и которая проводит больше половины времени жизни за кормежкой.

Судя по пропорциям тела и конечностей, халикотерии не были особенно быстрыми бегунами — и ваш знакомец, неторопливо цепляющий лапой всё новые и новые ветви, тому прямое подтверждение. С такими габаритами у него довольно мало врагов: в самом деле, кто же рискнет атаковать зверя, чья голова находится на высоте три метра?!

Но всё же молодые или больные халикотерии могли становиться жертвами крупных хищников — если, конечно, вовремя не переходили к агрессивной обороне. И пусть некоторая заторможенность животного вас не смущает: с его размахом лап поворотливость — дело десятое, и любой зверь, приблизившийся на опасное расстояние, тут же будет отброшен в сторону, как тряпичная кукла!

По какой же причине эти странные животные исчезли с нашей планеты, не дожив до современности? Вероятно, наибольшую роль в вымирании халикотериев сыграли климатические изменения: на границе плиоцена и плейстоцена климат Земли начал становиться всё суше и холоднее, а значит, деревьев, с которых эти специализированные травоядные могли сдирать листву, тоже стало меньше. Возможно, сумей халикотерии приспособиться к щипанию травы, они бы смогли уцелеть, — но увы, их слабые зубы годились только для пережевывания мягких листьев, так что сменить диету им было не суждено.

Рисунок © Julio Lacerda с сайта eartharchives.org.

Анна Новиковская

от mejor meta

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *