Проколофон из керна • Антон Ульяхин • Научная картинка дня на «Элементах» • Палеонтология

На фото — часть черепа, плечевого пояса и ребер триасовой рептилии Insulophon morachovskayae из семейства проколофонид в куске керна, полученного при нефтеразведке. Диаметр колонки керна — 10 см, размер окаменелости — 6 см.

Геологи-нефтяники при бурении скважин на нефтеносных уровнях часто проводят целенаправленное колонковое бурение, чтобы получить керн для изучения нефтесодержащих пород на предмет их литологических и фильтрационно-емкостных свойств. Это важно для понимания характера нефтеотдачи и вероятного дебита при добыче. Керн — это порода, которая оказывается в центре кольцевого бурового долота. Нередко в кернах попадаются остатки ископаемой биоты — различная микрофауна и флора. Найти в керне хорошо диагностируемые кости позвоночных — редкая удача. Именно такая удача улыбнулась в 1987 году геологам, разведывающим нефтяные месторождения на острове Колгуев в Баренцевом море.

В 1983 году на Колгуеве было открыто среднее по величине извлекаемых запасов (11 млн тонн) Песчаноозерское нефтегазоконденсатное месторождение легкой нефти и газового конденсата. На сегодняшний день это одно из самых северных месторождений, оно входит в северо-западную часть крупной Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции. После геологоразведки выяснилось, что Песчаноозерское имеет размер 29 на 10 км и представлено мелкими нефтяными, газовыми и газонефтяными залежами общим числом 197. Через пару лет его ввели в эксплуатацию и начали активно разбуривать. Все залежи на Песчаноозерском приурочены к терригенным отложениям (см. Terrigenous sediment) чаркабожской свиты нижнего триаса (полимиктовые песчаники и алевролиты), чья мощность достигает 335–402 м. Эти отложения иначе именуются коллекторами, где непосредственно залегают нефть и газ. В 1987 году во время бурения скважины №23 с глубин 1635–1646,5 м был получен керн, в котором обнаружилась очень необычная находка.

Геолог Е. Д. Мораховская целенаправленно искала остатки позвоночных в керне и заметила на сколе цилиндра крепкого серого песчаника диаметром не более 10 см бежевые косточки. Маленький скелет, который сперва определили как проколофона, похожего на уже известный вид Burtensia burtensis, в итоге оказался в коллекции Музея нефтяной геологии ВНИГРИ в Санкт-Петербурге.

Проколофоны относятся к вымершей группе некрупных ящерицеподобных и довольно примитивных рептилий, которые существовали на Земле начиная со средней перми и вплоть до конца триаса. Впоследствии «буртенсия» попала в московский Палеонтологический институт. Скелет из керна описали в 1992 году И. В. Новиков и А. Н. Орлов как совершенно новый род и вид проколофонов под названием Insulophon morachovskayae. Родовое название буквально переводится как «островной проколофон», видовое название дано в честь первооткрывательницы.

От некрупного (до 30 см) инсулофона остался довольно разрозненный скелет, череп наполовину был уничтожен проходкой бурового долота, но тем не менее от него остались очень важные при описании основание черепа и задние зубы верхней и нижней челюстей. У инсулофона небольшой (3 см длиной), широкий, треугольной формы череп с огромными, как у всех проколофонов, орбитами, чей размер не соответствовал размеру самих глаз, которые были раза в два меньше. Позади глазниц нет никаких отверстий. Такой тип черепа называется анапсидным и является наиболее примитивным у наземных позвоночных. Пинеальное (теменное) отверстие хоть и не сохранилось, но у инсулофона оно точно было, как и у других его сородичей. Челюсти усеяны немногочисленными толстыми и короткими зубами. Несмотря на неполную сохранность черепа, у инсулофона почти наверняка были дифференцированные зубы (квазирезцы с одной вершинкой и квазикоренные с двумя вершинками, от латинского quasi — «наподобие», «нечто вроде», так как они не гомологичны резцам и коренным зубам млекопитающих), как у наиболее продвинутых раннетриасовых проколофонов, если сравнивать их с пермскими, у которых зубной дифференциации не было. Еще одна примитивная черта — наличие нескольких рядов зубчиков на нёбе, как и у более крупных родственников инсулофона — парейазавров (см. фото).

Инсулофон жил в период расцвета проколофонов и их широкого распространения на Земле, в том числе на территории современной Антарктиды. Он вел довольно подвижный образ жизни, а местом его обитания выступали прибрежные участки рек и озер. Инсулофон, скорее всего, был всеядным и питался членистоногими, возможно раковинными конхостраками и некрупными моллюсками, а также растениями.

Помимо костей инсулофона за всё время разведки недр и разработки Песчаноозерского месторождения костные остатки нашли в кернах с одиннадцати скважин. В общей сложности это два десятка находок, среди которых преобладают отдельные и часто окатанные кости рыб рода Gnathorhiza, темноспондильных амфибий ветлугазавров (см. картинку дня Ветлугазавр) и Thoosuchinae, других проколофонов — Tichvinskia и Orenburgia, а также два относительно полных скелета рептилий из группы пролацертилий — Boreopricea funerea и еще одной до сих пор не описанной.

Будь нефте- и костеносные отложения Песчаноозерского месторождения на дневной поверхности, можно только догадываться, сколько бы удалось сделать находок в пределах такого «палеонтологического Клондайка», залегающего на глубине более 1,5 километров под земной поверхностью. Этот случай в практике промыслового бурения поистине уникальный, и он позволяет уверенно установить возраст нефтегазовых коллекторов не по беспозвоночным и микрофлоре, как это обычно бывает, а по позвоночным.

Фото Антона Ульяхина, Палеонтологический институт РАН.

Антон Ульяхин

от mejor meta

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *