Друзья морской игуаны • Анна Новиковская • Научная картинка дня на «Элементах» • Герпетология

Кажется, что перед нами семейная идиллия: на шее у массивной ящерицы с почти драконьим гребнем устроилась отдыхать симпатичная малышка, вместе с «мамой» наслаждающаяся лучами солнца. На самом деле эти ящерицы относятся к двум разным видам: ящерка, что бесстрашно устроилась отдыхать на морской игуане (Amblyrhynchus cristatus), — представительница немногочисленного рода микролофов (Microlophus), или, как их называют местные жители, лавовых ящериц (lava lizards). Всего в роду микролофов насчитывается около двенадцати видов, семь из которых, как и морские игуаны, — эндемики Галапагосских островов.

Так же как в свое время дарвиновы вьюрки, лавовые ящерицы сформировали несколько видов (см. Адаптивная радиация), при этом ряд из них встречается только на «своих» островах: скажем, Microlophus delanonis обитает только на острове Эспаньола, а Microlophus grayii не увидишь за пределами острова Санта-Мария. Эти ящерицы непривередливы в выборе питания и могут набивать брюхо как различными членистоногими, так и мелкими ящерицами, растительным кормом или остатками человеческой пищи — крошками хлеба, остатками мяса, собачьим кормом и даже… макаронами! Насекомые, которые собираются вокруг греющихся на солнце морских игуан, по сравнению с такими «лакомствами» — просто деликатес, и время от времени лавовые ящерицы навещают своих дальних родственниц на берегу, чтобы не только избавить их от докучливых паразитов, но и погреться в относительной безопасности.

Более крупные ящерицы обычно не возражают против такого соседства: морские игуаны отличаются завидной терпимостью по отношению к представителям других видов и без возражений делят свои лежбища с галапагосскими морскими львами, нелетающими бакланами (см. статью Реснички и полет баклана) и галапагосскими пингвинами. Неудивительно, что и на бегающих по их телам лавовых ящериц эти флегматичные рептилии не обращают особого внимания, так что у шустрых малышей появляется множество возможностей для того, чтобы поохотиться на мух или поискать присосавшихся к игуане клещей.

Клещей у игуан бывает немало: наиболее часто на их телах можно обнаружить иксодовых клещей рода Amblyomma (см. картинку дня Уязвимый паразит) и аргасовых клещей рода Ornithodoros, а всего на этих рептилиях кормится порядка девяноста видов из четырнадцати семейств! Сами ящерицы от паразитов избавиться не могут: те обычно цепляются рядом со спинным гребнем или вообще забираются в складки шкуры на шее. Поэтому игуаны, будучи не самыми изящными из рептилий, попросту мирятся с их присутствием — или позволяют своим мелким соседям избавлять их от присосавшихся клещей. Благо, желающих полакомиться толстыми паразитами на Галапагосах живет немало, и это не только лавовые ящерицы, но и дарвиновы вьюрки, которых нередко можно увидеть обследующими шкуры неподвижных игуан.

Надо сказать, вьюрки нередко оказывают свои «услуги» самым различным рептилиям, начиная от гигантских слоновых черепах и заканчивая конолофами. Судя по наблюдениям на острове Фернандина, вьюрки регулярно посещают лежбища морских игуан и деловито обследуют своих «пациентов», собирая клещей не только с туловища, но даже выклевывая их с голов рептилий! Исследовав содержимое желудка одного такого вьюрка после сытной кормежки, ученые обнаружили там около пяти десятков личинок и нимф клещей, так что вьюрков можно было бы назвать самым надежным способом избавить игуану от клещей, если бы не одно «но»: на Фернандине такое поведение птичек наблюдалось лишь в одном-единственном месте, называемом Punta Espinoza.

На других лежбищах игуан вьюрков, склевывающих с них клещей, обнаружить не удалось, и исследователи предположили, что причиной тому — суровые условия существования, вызвавшие развитие у вьюрков, испытывающих недостаток в корме, локальной адаптации. К слову, это не первый случай возникновения у дарвиновых вьюрков уникального способа добычи корма: на острове Уэнмен, одном из самых северных в составе Галапагосов, живет остроклювый земляной вьюрок (Geospiza difficilis), привыкший восполнять недостаток жидкости в организме за счет питания кровью птенцов олуш. Вполне возможно, что такое «хищническое» поведение развилось у этих птичек на основе куда более безобидного выклевывания паразитов, и через несколько лет вьюрки на Фернандине тоже могут пристраститься к крови игуан.

Однако не только насосавшихся клещей способны предложить морские игуаны своим чистильщикам: как и все ящерицы, время от времени они линяют, после чего старая кожа начинает сходить лохмотьями, и некоторые едоки достаточно скромны, чтобы довольствоваться этой малопитательной материей. Среди них и местный вид крабов Grapsus grapsus, которого по-английски зовут «крабом легконогой Салли» (Sally Lightfoot crab). Это название часто связывают с легендой о невероятно ловкой карибской танцовщице, способной прыгать по скалам и взбираться на отвесные поверхности. Как и следует из имени, этот краб — на удивление подвижное животное, заселяющее прибрежные скалы и питающееся различными «дарами моря», от выброшенной на берег плаценты морского льва до крабика поменьше, не успевшего вовремя спастись бегством.

Впрочем, как и многие другие обитатели Галапагосов, местный краб тоже не избежал развития уникального пищевого поведения, связанного именно с морскими игуанами. По-видимому, поскольку нигде больше в пределах его ареала (он включает побережье Южной Америки, Тихоокеанское побережье Мексики и Центральной Америки) крупные рептилии не образуют таких же многочисленных лежбищ, только на Галапагосских островах этих крабов можно регулярно увидеть счищающими кожу и паразитов со шкур дремлющих ящериц. Сами игуаны на их присутствие рядом никак не реагируют, а вот лавовые ящерицы время от времени ловят мелких крабов себе на обед, так что, очищая какую-нибудь ящерицу, членистоногим всё равно следует оставаться настороже!

Ну а когда морская игуана, устав от нескончаемого внимания со стороны разномастных сожителей, отправится в море на промысел, то и там найдутся те, кто посчитает ее плавучей столовой! В частности, рыбки из рода абудефдуфов (Abudefduf), которые принадлежат к обширной экологической группе рыб-чистильщиков (см. картинку дня Семейный бизнес губанов-чистильщиков), никогда не отказываются пощипать игуану за омертвевшую шкуру, хотя, как и во время пребывания на суше, кормящаяся в зарослях водорослей рептилия даже не пытается их отогнать.

Так что нигде нет покоя игуанам, ни на суше, ни в воде: всюду найдутся жадные пасти, острые клювы и проворные клешни, все захотят почистить гребень, проверить складчатую шкуру и, на всякий случай, засунуть нос куда-нибудь под брюхо, проверяя, не спрятался ли там еще один паразит! И хотя морским игуанам от этих многочисленных приживал одна лишь польза — клещей-то при этом меньше не становится!

Фото © Stuart Hill с сайта galapagosconservation.org.uk, 5 сентября 2014 года.

Анна Новиковская

от mejor meta

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *