Суд над бакланом • Анна Лукьянчикова • Научная картинка дня на «Элементах» • Орнитология

На фото — большой баклан (Phalacrocorax carbo) в Астраханском заповеднике. Он плавает, высматривая рыбу, чтобы затем нырнуть за ней. Из-за своей любви к рыбе вот уже много лет большие бакланы, сами того не подозревая, становятся объектом жарких дискуссий среди орнитологов, ихтиологов и рыбаков.

Если бы большой баклан сидел на скамье подсудимых, то его бы обвиняли в том, что он портит своим пометом лесные экосистемы, уничтожает огромное количество рыбы и вытесняет другие виды из их местообитаний. Давайте попробуем выступить адвокатом большого баклана и разобраться в фактах.

Сколько рыбы съедает колония бакланов за сезон размножения? Взрослому баклану, который весит примерно килограмм, достаточно 350–500 грамм рыбы в день (очень хорошо живут большие бакланы в Московском зоопарке — там взрослая птица получает 800 грамм рыбы ежедневно). В самой большой колонии в Астраханском заповеднике, которая находится на Обжоровском участке, живет около 12 тысяч пар больших бакланов, и у каждой пары в среднем по 2–3 птенца. То есть всего в колонии 24 000 взрослых птиц и 30 000 птенцов (если взять в среднем по 2,5 птенца на пару). Исследования показывают, что за 2–3 приема пищи в день каждый птенец получает примерно столько же рыбы, сколько съедает и взрослый. Птенцы остаются в гнезде около 75 дней, и за всё это время колония из 54 тысяч птиц съедает около двух тысяч тонн рыбы! Гигантские цифры. Получается, что большие бакланы определенно должны наносить вред рыбным ресурсам. Но так ли это?

На самом деле, места размещения колоний бакланов определяются не только подходящими условиями для гнездования, но и концентрацией рыбы. Бакланы предпочитают рыбу определенного размера — от 5 до 25 сантиметров в длину. Они ловят в основном воблу, чехонь и других мелких рыб или молодь более крупных видов вроде сазана. Так как рядом с колониями баклана обычно гнездятся и другие рыбоядные птицы, то, если бы их вкусовые предпочтения совпадали, «плавающей еде» пришлось бы несладко. Но по факту у разных птиц в рационе совпадают всего 2–5 видов рыбы. Это хорошо и для рыб, и для птиц. Больше всего общего у диеты баклана и серой цапли: цапли питаются воблой, красноперкой и сазаном, но возраст поедаемых рыб разный, что ослабляет конкуренцию. Именно отсутствие конкуренции с другими околоводными птицами позволяет большому баклану образовывать многочисленные колонии.

Важную роль также играет время, которое птицы проводят в дельте. Дольше всего «засиживаются» большие бакланы: они остаются в дельте восемь месяцев, тогда как серые и большие белые цапли — только 6–6,5 месяцев. Даже несмотря на то, что большой баклан — это облигатный ихтиофаг и его рацион на 97–99% состоит из рыбы, а в дельте Волги кормятся не только бакланы, но и многие другие птицы, рыбы хватаем всем. Если бы еды было недостаточно, то птицы не стали бы гнездиться из года в год в одних и тех же местах — этот аргумент работает на баклана.

При этом в заповеднике рыбы хватает не только тысячам бакланов, но и другим птицам, в том числе и охраняемым орланам-белохвостам, которые не только отлично себя чувствуют в этих местах, но и гнездятся с высокой плотностью, выкармливая по 2–3, а то и по 4 орленка, что очень много для крупных хищников.

И всё равно, даже самая огромная колония бакланов добывает рыбы несоизмеримо меньше по сравнению с промышленными уловами. Это подтверждается постоянным присутствием промысловых рыб в питании бакланов, а также отсутствием зависимости между колебанием величины уловов и численностью бакланов. Более того, рыбоядные птицы вроде бакланов могут быть в какой-то степени полезны, ведь они поедают и малоценные виды рыб, тем самым помогая выживать промысловым видам. Кроме того, стоит помнить, что бакланы ловят рыбу преимущественно в естественных водоемах, так как в рыбохозяйства колонию бакланов никто не пустит, да и самим птицам не очень-то хочется гнездиться рядом с людьми.

Итак, с рыбой мы разобрались. Но помимо обжорства больших бакланов обвиняют в причинении катастрофического ущерба местным экосистемам. Действительно, они выделяют очень много помета. Деревья, на которых гнездятся бакланы, приобретают белый цвет и погибают в течение нескольких лет. У белых ив сначала засыхают верхушки и верхние ветви, а потом и дерево целиком. Растительный покров деградирует, и на земле появляются пятна голой почвы. Если на берегах пропадает растительность, то экскременты беспрепятственно смываются в воду. Впрочем, иногда бакланы гнездятся уже на мертвых деревьях, например сгоревших, а их колонии образуют собственные биоценозы, где другие природные обитатели подстраиваются под них и селятся рядом.

Основную опасность для растительности и водоемов представляют азот и фосфор, которых в свежем помете баклана содержится, по разным данным, 3,2–14,5% и 5,9–14%, соответственно. Бакланы также обогащают почву углеродом и калием. В сутки каждый баклан выделяет около 27 грамм экскрементов в пересчете на сухой вес — в среднем за период гнездования колония производит больше 100 тонн экскрементов, в которых содержится максимально до 14,5 тонн азота и 14 тонн фосфора.

Погибшие деревья без листьев меняют световой режим водоема и вместо ряски на поверхности под водой активно развиваются водоросли и другая подводная растительность. При этом увеличивается видовое и количественное разнообразие планктона. Причем зоопланктон адаптируется именно к таким экстремальным условиям — суммарный рацион беспозвоночных в водоемах, куда поступает большое количество органических веществ от птиц (не только помета, но и остатков пищи, трупов птиц), выше, чем в местах с обычной концентрацией. Меняется и ихтиофауна — рядом с колониями бакланов селятся сомы, которые питаются остатками рыбы и упавшими в воду птенцами.

Интересна уровневая структура смешанных колоний птиц. Бакланы строят гнезда на деревьях у воды, за ними селится серая цапля, а в ее гнездах поселяются воробьи. Малая белая, желтая цапля и каравайка селятся в нижнем ярусе в глубине крон или даже в молодых зарослях ивы. Рядом образуют целые поселения скворцы, которые приносят семена шелковицы, которая прорастает на территории колонии, и вносят свой вклад в изменение биогеоценоза.

К колониям присоединяются сороки и вороны, которые при первой возможности таскают яйца и маленьких птенцов. Рядом можно увидеть величественные гнезда орланов-белохвостов, которые не прочь полакомиться бесплатной рыбой, оброненной испуганными бакланами и их неуклюжими птенцами.

Под колонией нередко бродят в поисках бесплатной пищи енотовидные собаки, норки и даже кабаны, которые едят не только рыбу, но и ослабленных птенцов. Так «под крылом» бакланов образуется свой собственный биогеоценоз, и птицы выполняют средообразующую функцию.

По сути, такие колонии бакланов — отдельные биоценозы, где происходит свой круговорот веществ и потребление органических остатков теми существами, которые приспособились к таким условиям. Это стабильные самоочищающиеся системы, которые сами перерабатывают значительную часть органических и минеральных веществ, поступающих от птиц. Поэтому на защиту бакланов встали бы не только экологи и орнитологи, но и их многочисленные соседи и даже планктон.

Фото Анны Лукьянчиковой, Астраханский заповедник, май 2021 года.

Анна Лукьянчикова

от mejor meta

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *