Сахарная птица и протея • Надежда Федорова • Научная картинка дня на «Элементах» • Орнитология, Ботаника

На фото запечатлен капский сахарный медосос (Promerops cafer), сидящий на соцветии протеи (Protea). По крайне длинному хвосту можно понять, что перед нами самец. На английском птица называется cape sugarbird, что буквально значит «капская сахарная птица» — она питается нектаром и обитает только в Капской провинции Южноафриканской Республики (ЮАР). Капская сахарная птица тесно связана с протеями, и их жизненные циклы синхронизировались в ходе совместной эволюции (коэволюции).

Юг Африки — уникальнейшее с ботанической точки зрения место. Там располагается целое флористическое царство (Капское), включающее в себя лишь одну область — Капскую. На этой территории преобладают финбоши — экосистемы на основе кустарниковой растительности, похожие на средиземноморский маквис. В финбошах обитает большое число эндемиков, как растений, так и животных, в том числе сахарные птицы двух видов: капский сахарный медосос и его ближайший родственник родезийский сахарный медосос (Promerops gurneyi), чей ареал несколько обширнее и включает несколько стран Южной Африки: ЮАР, Зимбабве, Мозамбик, Лесото и Эсватини.

Капские медососы — птицы сравнительно крупные: самцы достигают 34–44 см в длину (включая хвост длиной до 38 см), а самки — 25–29 см (хвост может быть до 16 см). У самок короче и хвост, и клюв, а перья на груди у них светлее.

Жизнь капских медососов тесно связана с протеями. Они питаются их нектаром, используют растения для постройки гнезда, соцветия протей служат им в качестве удобной присады. Протеи же получают в лице медососов идеальных опылителей.

Размножение капских медососов происходит одновременно с цветением протей — весной, в сезон дождей, когда нектара много, а температура окружающей среды довольно низкая. Во время размножения капские медососы становятся строго территориальными. Пара (эти птицы — социальные моногамы) занимает территорию, богатую протеями, в горных или равнинных финбошах. Самцы ежегодно возвращаются на свой участок, но расширяют его или сдвигают, чтобы улучшить условия для партнера и будущих потомков. При этом самцы с большей длиной хвоста имеют территории большего размера, чем самцы с хвостами покороче. Между периодами размножения птицы спокойно покидают свои территории, отправляясь в сухой сезон на поиски пропитания в другие места, вслед за зацветанием протейных, удаляясь вплоть до 160 км от своей территории.

Строительством гнезда занимается только самка. Она выбирает густые заросли протей с крупными листьями, которые смогут обеспечивать защиту от ветра, осадков и хищников, и закладывает гнездо в метре–полутора метрах над землей. При строительстве самка использует клюв только для переноса частей растений в нужное место, а форму гнезду придает исключительно своим телом. В процессе птица притаптывает материал, а при утрамбовке телом не крутится, а всегда приподнимается перед поворотом и снова опускается. Такое же поведение характерно для знакомых нам черных дроздов. В результате снаружи постройка выглядит довольно неопрятно, так как внешние веточки (как правило, от представителей рода эрика (Erica), тоже в большом количестве встречающихся в финбошах) не были специально уложены, а вот внутри получается идеально ровная лунка, которую медососы покрывают частями протей — «пухом» с семян и прицветников.

На одном кустарнике у протей могут встречаться как зацветающие соцветия, так и прошлогодние с большим количеством нужного птицам материала.

Основа питания медососов — это цветочный нектар протей и вересков рода эрика (Erica). Удобство добычи нектара медососам обеспечивает их длинный язык в виде полой трубки с бахромчатым концом.

При этом они питаются также членистоногими, причем преимущественно ловят их в полете, а не собирают с соцветий. Разве что иногда по случайности может попасться муравей в процессе поедания нектара. Из беспозвоночных медососы получают белки, жиры и минеральные элементы, так как одними сахарами сыт не будешь. Для питающихся нектаром птиц это действительно серьезная проблема: необходимо всасывать большие объемы сахарного раствора, чтобы поддерживать энергетический баланс, так как, например, в нектаре одного соцветия протеи ползучей (Protea repens) содержится всего лишь 11,7 г восстанавливающих сахаров на 100 мл раствора. Поэтому птицы вынуждены посещать множество соцветий за день, становясь при этом идеальными опылителями. Особенно «экстремально» питание самки в период высиживания кладки, так как самец ей не помогает ни с высиживанием, ни с пищей. Таким образом, птице приходится четко рассчитывать, сколько нектара она сможет потребить за раз и надолго ли хватит энергии.

Помимо прочего, медососы используют соцветия протей в качестве присад (как самец на главном фото), с которых удобно демонстрировать свой хвост как самкам, так и самцам, вторгающимся на территорию. Подходящие площадки есть на протеях компактных (Protea compacta), достигающих 3,5 метров в высоту и слабо ветвящихся. Соцветия у данного вида протеи терминальные, то есть находятся на верхушке побега, что обычно не очень выгодно для растения. Таким образом соцветий на растении может сформироваться меньше, чем когда они находятся на многочисленных боковых ветвях, и, соответственно, производится меньше семян. Однако протея компактная от этого не страдает: она берет своей популярностью у капских медососов, которые охотнее посещают отдельно стоящие крупные соцветия и активнее опыляют это растение.

Согласно МСОП, сахарной птице ничего не угрожает, она числится как вид, вызывающий наименьшие опасения. Однако естественные местообитания птицы находятся под угрозой из-за инвазивных видов, изменения режима пожаров и деятельности человека. Тем не менее, очень много проектов направлено на сохранение финбошей и их обитателей, и стоит надеяться, что они будут успешными.

Фото © Derek Keats с сайта flickr.com, ЮАР, 17 марта 2018 года.

Надежда Бортникова (Федорова)

от mejor meta

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *